дева

maraquesh


Дневник одной Томы

Веселые истории


Previous Entry Share Next Entry
Приключения фамилий
бордо
maraquesh
Удивительно, что имена собственные иногда прочно приклеиваются к неживым предметам и становятся именами нарицательными. Не менее удивительны их приключения после этого. Иные так далеко уходят от "первоисточника", что просто диву даешься, проходя по извилистому этому пути.

1. Новый древний человек


Вот, к примеру, жил в семнадцатом веке в городе Бремене человек со странной для немецкого уха фамилией Неандер. Был он не иностранец. Просто его дедушка, Иоахим, музыкант и человек образованный, решил облагородить свою обычную фамилию Нойман (Neumann), переведя ее на гордое наречие древних греков: новый человек, "неа андер".
Неандера, о котором сейчас речь, звали, как дедушку, Иоахим. После смерти отца он не пошел учиться в каком-нибудь знаменитом университете, а изучал богословие в родном Бремене. В 1671 году он становится домашним учителем в Гайдельберге. Через три года Неандер переезжает в Дюссельдорф и становится учителем в латинской школе.
Надо сказать, что вплоть до двадцатого века немцы слыли в Европе народом домоседов. В Германии было множество людей, которые за всю свою жизнь не удалялись от родного городка или деревни дальше, чем на пятьдесят километров. До ближайшей ярмарки, как правило. Это вполне понятно, потому что расстояния преодолевались, в основном, пешком. Так что с точки зрения современников, Иоахим Неандер, побывавший и в Бремене, и в Гайдельберге, и в Дюссельдорфе, был большим путешественником.
А еще он был поэтом и музыкантом. Несколько сочиненных им гимнов и хоралов исполняются в протестантских церквах Германии до сих пор.
Земной жизни Иоахиму Неандеру было отмерено тридцать лет. В 1679 году он стал священником в Бремене, а через год умер, вероятно, от чумы, довольно регулярно проходившей в те годы по Европе.
Живя в Дюссельдорфе, Иоахим Неандер любил ходить по окрестностям города, по долине реки Дюссель, природа которой вдохновляла его творчество. Долина действительно красива. В этом месте река пробивала меловые скалы. Заросшие зеленью утесы, многочисленные гроты и пещеры... Романтика... Этой долине Неандер посвятил несколько романтических стихотворений, чем прославил ее, а затем, и себя. После смерти Неандера в 1680 г. долину назвали по его фамилии долиной Неандера (Neandertahl).
Время течет и упорно стирает имена и факты. Гораздо упорнее, чем река Дюссель размывает меловые свои берега. Вряд ли кто-нибудь нынче вспомнил бы учителя Неандера. Ведь и долины, которую назвали в его честь, больше не существует. В девятнадцатом веке здесь начали добывать мел, перерабатывая на этот полезный продукт окружавшие долину горы. И, в конце концов, переработали всё.
В ходе этих работ была сделана потрясающая научная находка. В 1856 году в одной из каменоломен были найдены какие-то странные кости: человек - не человек, животное - не животное. Рабочие предполагали, что это древний "пещерный медведь". Кости попали к местному школьному учителю Иоахиму Карлу Фульроту. Фульрот был не только учителем, но и естествоиспытателем-любителем. Он пришел к выводу, что это — останки "доисторического" человека. Древнего пещерного человека назвали по тому месту, где его отыскали, неандертальским человеком или попросту неандертальцем.
Неандерталец — не предок современного человека, как иногда ошибочно считают. Палеонтологи говорят, что таковым является другой вид гоминидов — кроманьонец. По их мнению, 30-40 тысяч лет назад на Земле жили два вида, которые можно считать разумными. Кроманьонцы и неандертальцы были прямоходящими, умели пользоваться огнем и изготавливать орудия труда. Хотя они имели общих животных предков, обезьян, и походили друг на друга, но все же различались, и весьма существенно. По данным генетического анализа найденных костей кроманьонцы и неандертальцы имели разный набор генов и потому многие ученые считают, что потомства при скрещивании они давать не могли. То есть, были они не представителями разных рас, а представителями разных видов.
Современные люди все — потомки кроманьонцев. Сохранись на планете неандертальцы, и без того нескучная история человечества была бы еще интереснее. Если, конечно, верить, что войны украшают историю, как блестящие камушки строгое платье. Ведь среди множества поводов для драки человеков, межвидовая вражда, слава Богу, отсутствует.
Вопрос о происхождении человека — вопрос достаточно скользкий. Даже специалисты рискуют здесь набить себе шишки. Поэтому, изложив одну из версий антропогенеза, я с радостью покидаю далекое и плохо различимое прошлое.

2. Вездесущий Макинтош


Давайте лучше, понаблюдав за приключениями не совсем обычной немецкой фамилии Неандер, полюбуемся приключениями самой обычной шотландской фамилии: Макинтош.
Макинтошей в Шотландии, да и по миру много. Мы до сих пор поминаем двух разных Макинтошей, пользуясь их изобретениями.
Первый из этих Макинтошей, Чарльз (Charles Macintosh), был химиком. Родился он на исходе 1766 года в Глазго. Отец Чарльза был преуспевающим красильщиком. В двадцать лет Макинтош-младший, получил основательные знания в университете и начал работать на химической фабрике. В 1797 году он открыл собственное предприятие. Фабрика Чарльза Макинтоша производила квасцы, среди прочего, используемые при выделке кож. В 1799 году вместе с Чарльзом Теннантом он получил патент на изготовление хлорной извести (которую мы называем попросту "хлоркой"). Хлорная известь стала широко применяться в текстильной промышленности для отбеливания тканей, и совместный бизнес процветал.
Чарльз Макинтош был, по-видимому, человек пытливый и предприимчивый. Он придумал, например, новый способ получения стали из чугуна посредством окиси углерода. Способ этот был аналогичен широко применявшемуся в последствии мартеновскому процессу. Но обессмертило фамилию Макинтоша другое его изобретение - плащ из непромокаемой ткани. Вещь в дождливой Шотландии, надо сказать, необходимейшая.
Началось все с того, что Макинтош обратил внимание на процесс безвоздушной перегонки каменного угля. Полезным продуктом этой перегонки были кокс и светильный газ, а отходом - каменноугольная смола, которая при дальнейшем разложении выделяет жидкость, похожую на нефть. Макинтош, обратил внимание на то, что эта жидкость прекрасно растворяет каучук. Пропитанная раствором каучука ткань становилась водоупорной.
Но создать водоупорную ткань — только полдела. Ведь если сшивать куски такой ткани, как обычно, иголкой с нитками, вода станет проникать через сделанные дырочки. Чарльз Макинтош предложил склеивать части водонепроницаемой одежды тем же резиновым клеем. В 1823 году он получил патент, а в 1834 году вместе с Томасом Хэнкоком открыл фабрику, на которой производили одежду из водонепроницаемой ткани. Водоотталкивающие плащи стали называть по имени создателя макинтошем. Слово это вошло в словарь английского языка с небольшим изменением, дополнительной буквой k: mackintosh. Вслед за англичанами пользоваться макинтошами (и называть их именем изобретателя) стали все европейцы. Так слово "макинтош" и в русский язык попало.
Чарльз Макинтош скончался в 1843 году в родном Глазго.
А в это же время на другом краю Земли, в Канаде жил другой Макинтош, Джон. Он дал свое имя... компьютеру. Да, да, тому самому компьютеру "Макинтош", без которого нынче не обходится ни одно уважающее себя издательство.
"Стоп!" - скажет читатель, - "Быть такого не может! Что он, в середине девятнадцатого века компьютер изобрел?"
Нет, конечно. Всем известно, что первый персональный компьютер был создан двумя друзьями Стивеном Джобсом и Стивеном Возняком в 1976 году, более чем через сто лет после смерти Джона Макинтоша (1777 - 1846). Так как же?
А вот как. Джон Макинтош родился в штате Нью-Йорк в семье эмигранта из Шотландии. В 19 лет он влюбился в соседскую девушку. Поскольку старый Макинтош был против женитьбы сына, молодые решили сбежать в Канаду. Шаг смелый, потому что Канада в те времена слыла у американских колонистов дикими северными землями. И переезд туда из штата Нью-Йорк был делом совсем не простым.
Тем более что времена были героические. Соединенные Штаты начали бороться против Великобритании за свою независимость. И, как полагается в героические времена, жизнь для многих стала невыносимой. В первую очередь, для тех, кто совсем не желал поднимать бунт против законной власти английского короля, чтобы потом, после подавления восстания, болтаться в петле по тогдашним суровым британским законам. "Лоялисты", как они называли себя, стали покидать мятежные территории и караванами уходить в Канаду, где власть Великобритании сохранялась.
Влюбленные пристали к одному из таких караванов, но в пути потеряли друг друга. Когда Джон добрался до Канады, он узнал, что его любимая умерла.
В 1811 году Джон Макинтош женился на Ханне Доран и приобрел участок земли по имени Дандела в провинции Онтарио. Расчищая этот участок, он обнаружил молодые яблоневые деревья. В результате случайного перекрестного опыления получился сорт с хорошим вкусом и на вид красивый — яркие красные яблоки с крепкой кожей.
Яблоки в то время были, пожалуй, единственным фруктом в Соединенных Штатах и в Канаде. И фрукт этот использовали на все сто процентов: ели, сушили, варили из него джем, делали сидр, уксус и даже масло давили из косточек. Не зря яблочный пирог, Apple pie, считается национальным американским блюдом. Так что новый, хороший, сорт был для семейства Макинтошей, как божий подарок. Вокруг единственного уцелевшего дерева крутилась вся жизнь на ферме Дандела. В 1835 году сын Джона, Аллан, научился размножать новый сорт с помощью прививок на другие яблони. В 1870 году, уже после смерти Джона Макинтоша, был, наконец, выведен сорт, который назвали "Макинтош". Впоследствии на его основе были выведены еще несколько сортов. А та, первая, яблоня выжила, несмотря на страшный пожар в 1894 году и плодоносила до 1908 года. Сама же ферма перестала существовать в 1910 году. Сейчас только памятный знак отмечает место рождения самого американского сорта яблок. Самого американского потому, что в Европе "макинтош" приживается плохо.
Компьютер же название "Макинтош" получил почти что случайно. В 1976 году два молодых американца Стив Джобс и Стив Возняк создали фирму по производству персональных компьютеров. Три месяца ребята пытались придумать название для новорожденного предприятия. Наконец С.Джобсу, который взял на себя обязанности директора производства, это надоело, и он заявил, что называет компанию "Apple" в честь своего любимого фрукта.
Появление компании "Apple" в конце 1970-х годов многие сравнивают с появлением заводов Форда в начале двадцатого века. Точно так же, как Форд не изобрел автомобиля, но сделал его массовым и доступным широкому потребителю, С.Джобс и С.Возняк, не изобрели персональный компьютер. Персональный компьютер с красивым названием "Альтаир 8080" уже существовал. Но он считался игрушкой для сумасшедших радиолюбителей. Все уважаемые специалисты и компании во главе с гигантом IBM придерживались тогда взгляда, что компьютеры — "дело сурьезное". Дальнейший прогресс, так сказать, столбовая, дорога виделись в создании компьютеров-супергигантов, к каждому из которых будут присоединены тысячи терминалов. Терминалы — клавиатура с экраном и, может быть, с принтером, будут размещаться у потребителей. Потребителями мыслились ученые, военные, студенты, но уж ни в коем случае не домохозяйки, журналисты или школьники. Во многом благодаря двум не доучившимся студентам уже к 1980 году столбовая дорога оказалась разбитой на десятки тысяч тропинок. Только в наше время, благодаря Интернету, уже не десятки тысяч, а сотни миллионов тропинок вновь сливаются в широкие информационные трассы.
В начале 1984 года компания "Apple" представила миру первый "настоящий" персональный компьютер. В нем было все, чтобы компьютер стал рабочим инструментом и любимой игрушкой миллионов: дисплей с достаточно высоким разрешением, клавиатура, мышка, дружественное программное обеспечение, записывающее устройство на гибких дисках. Детище "яблочной" фирмы назвали именем краснощекого сладкого яблока, "Макинтош". Так вот и вышло, что Джон Макинтош через сто лет "подарил" свою фамилию одному из чудес двадцатого века.

3. Ален Делон пьет двойной бурбон...


Бурбоны — королевская династия, которая в разное время правила во Франции, Испании и на Сицилии.
Фамилия Бурбонов известна в Европе с X века. Происходит она от названия родового замка Бурбон в прежней французской провинции Бурбоннэ. Бурбоны находились в родстве с французской королевской фамилией Капетингов. Когда в 1589 году прервалась мужская линия других наследников Капетингов, Валуа, французский трон занял Генрих IV Наваррский. Все перепитии того веселенького времени увлекательно описаны А.Дюма в «Королеве Марго».
Внук знаменитого французского короля-солнца Людовика XIV , Филипп V, стал первым из испанских Бурбонов, а сын Филиппа V, Карл IV, стал в 1735 году королем Обеих Сицилий. Династия Бурбонов правила здесь вплоть до создания Итальянского королевства в 1860 г. В Испании же королевская семья Бурбонов правит и поныне.
Самым могучим из государств, находившихся под управлением Бурбонов, несомненно, была Франция. И не только на суше, но и на море. Французский флот был огромен и силен. Франция, благодаря своему географическому положению, господствовала не только на Средиземном море, но и в Северной части Атлантики. Французский капитан Жак Картье в 1535 году открыл Канаду, и французы уверенно осваивали Северную Америку, тесня малочисленных голландцев и англичан. И великие североамериканские озера, и реки Миссури и Миссисипи входили во французскую часть Северной Америки, о чем «проговариваются» названия городов Детройт (Детруа), Сент-Луис (в честь покровителя французских Людовиков св. Луи), Новый Орлеан, да и название огромного южного штата Луизиана (в честь все того же святого Луи).
В 1785 году территорию на месте нынешних американских штатов Кентукки и Огайо назвали Бурбон по имени правящей французской королевской фамилии. Даже в начале 19-го века, когда эта территория была поделена между двумя штатами, ее все еще часто называли «Старый Бурбон». В 1789 году здесь, в городке Джорджтаун шотландский священник Элия Крег стал делать виски из кукурузы. Замена традиционного ячменя на кукурузу была единственной технологической новацией. Далее вся исконная шотландская технология соблюдалась. Полученный из перебродившего зерна спирт крепостью более 80 градусов заключали в обожженные изнутри бочки из белого местного дуба. Выдержка продолжалась не менее двух лет. Затем напиток разбавляли водой до 40-50 градусов и разливали в бутылки. Или прямо в бочках развозили по реке вниз вплоть до самого Нового Орлеана. На бочках стояло клеймо: «Бурбон, Кентукки». Поэтому исконно американский виски стали называть французской фамилией "бурбон".

4. Старый грог


И уж если продолжать нескучную тему спиртных напитков, вспомним о гроге.
Это - одно из словечек, которое сразу заставляет вспомнить о морских приключениях и романтике моря. Дальние страны, грозные ураганы, смуглые красавицы... Йо-хо-хо и бутылка рому...
Как это обычно бывает, морская романтика нисколько не походит на реальную жизнь. Совсем не жажда приключений звала людей в море. На поиски счастья среди бурных волн уходили не от хорошей жизни, а только от той земли, которая не могла прокормить. Потому-то раньше других европейцев мореходами стали викинги, голландцы и португальцы.
Грог — это горячий алкогольный напиток. Попросту чай с ромом. Иногда в него добавляют лимонный сок или корицу. Вкусно и весьма полезно для здоровья.
Насчет пользы для здоровья — не шутка. Морскую воду не попьешь, поэтому на кораблях уходивших в дальние и не в дальние рейсы всегда был большой запас пресной воды в бочонках. Но в такой воде, особенно на жарком солнце, довольно быстро заводились бактерии и водоросли. Вода протухала и для питья становилась непригодной. Поэтому перед питьем в воду добавляли вино или пиво. Алкоголь убивал бактерий, вода хоть и не становилась вкуснее, по крайней мере, была безопасной. Однако теперь в дальние плаванья приходилось брать еще и бочонки с вином или пивом.
В 17-м веке на Ямайке научились делать из сахарного тростника крепкий спиртной напиток — ром. Ром оказался самым лучшим дезинфектором воды и очень скоро заменил "слабосильные" пиво с вином.
С внедрением рома, однако, возникли новые проблемы. На одного моряка полагалась пол-пинты рома в день. Это приблизительно четверть литра сорокоградусного питья. Некоторые моряки, "сэкономив" несколько дневных порций рома, одноразово упивались до потери чувства. В результате такой «экономии» начинали болеть животы (поскольку воду выпивали не обезвреженной). Дисциплина же, естественно, падала ниже якоря.
Чтобы избежать проблем, английский адмирал Эдвард Вернон в 1740 году приказал разбавлять воду ромом сразу на всю команду корабля - полпинты рома на кварту (более литра) воды для каждого матроса. Этот напиток выдавали команде два раза в день: в полдень и в конце дня, на ужин. С 1756 году подобный порядок был введен на всех кораблях британского королевского флота.
Эдвард Вернон (Edward Vernon) (1684–1757) звание адмирала получил за успешные действия в войне Англии против Испании. В 1704 году он участвовал в битве с испанским флотом при Малаге, а в 1705 году — в битве при Барселоне. В 1739 году между Англией и Испанией разгорелась война, которую называют "войной из-за уха Дженкинса". Дело в том, что 1729 году между двумя странами был заключен Севильский договор, согласно которому Англия отказывалась от торговли с испанскими колониями в Америке. Для того, чтобы проверять выполнение договора испанские военные в своих территориальных водах могли подниматься на борт британских судов. В 1731 году капитан Дженкинс заявил, что испанцы, поднявшись на его корабль "Ребекка", вели себя грубо и даже отрубили ему ухо. В 1738 году увечье было продемонстрировано в палате общин Парламента, а в октябре 1739 года Англия объявила Испании войну. В ноябре того же года шесть корабле под командованием вице-адмирала Вернона успешно атаковали город Пуэрто-Белло (это нынче Панама). Из Пуэрто-Белло в Испанию отправляли серебро. Ударом по этому порту наносился серьезный удар по финансам Испании. Победа была признана славной и в честь нее даже написали гимн "Правь, Британия, морями". Дальнейших побед в Южной Америке Вернон, впрочем, не добился. Попытка захвата порта Картахена (это в нынешней Колумбии) провалилась. К тому же он конфликтовал и с губернатором английской колонии Ямайки, и с начальством в Адмиралтействе. Так что в 1746 году его с флота уволили. Но прозвище адмирала, "старый грог", с флота уволить уже было невозможно. Оно оказалось крепко привязаным к введенному Верноном напитку — разбавленному водой рому.
А откуда же взялось это адмиральское прозвище? Да от легкого и теплого адмиральского пальто из грогэма (grogam), смеси шелка и шерсти, в котором Вернон появлялся на капитанском мостике. Матросы, недовольные нововведением, пошучивали, что новое питье так же жидковато, как одежка "старого грога" Вернона. Неразбавленный ром они предпочитали адмиральскому "коктейлю".

5. Кстати, о коктейлях


Если водку смешать с томатным соком и приправить эту смесь солью, перцем (можно черным, можно жгучим красным, а можно, и тем, и другим) получается коктейль "Кровавая Мэри".
Вообще-то коктейль — не русское и не советское питье. Но «Кровавая Мэри» имела некоторое распространение в советские времена. Ибо во-первых, состояла из простых, всегда в продаже бывших, ингридиентов. Во-вторых, была проста в приготовлении. А в третьих, позволяла «образованность свою показать»: все-таки коктейль пить — не водяру глушить, занятие вполне интеллигентное.
Конечно, и сам коктейль, и его название иммигрировали в СССР из Англии или из Америки. И название его мало что нам говорит. Между тем, у англичан прозвище «Кровавая», данное королеве Марии I Тюдор (1515 - 1558) вызывает приблизительно те же ассоциации, которые у русских связываются с эпитетом "Грозный", присоединяемым к имени Ивана IV Васильевича.
Королева Мэри была дочкой английского монарха Генриха VIII и испанской принцессы Екатерины Арагонской. В 1527 году Генрих VIII захотел развестись с женой. У этого желания было по крайней мере две причины. Во-первых, Генрих влюбился в Анну Болейн, а во-вторых, желал избавиться от тяготившего его династического союза с Испанией. Развод для католического государя был возможен только с разрешения папы Римского. Папа Римский такого разрешения не давал и, в конце концов, в 1530 году Парламент по настоянию короля объявил о независимости английской церкви от Рима. Генрих VIII получил желанный развод в 1533 году, а в Великобритании началась реформация.
Марию Тюдор провозгласили королевой в 1553 году. Истовая католичка, она была горячей противницей реформации и начала восстанавливать прежние порядки. Первоначально не было никаких репрессий по отношению к англичанам, принявшим новую веру. Но после происшедшего в 1554 году восстания против власти новой королевы, начались массовые казни. В течение трех последних лет правления Марии I за ересь было сожжено более 300 человек.
В шестнадцатом веке эти жертвы казались ужасными. Ведь за сто пятьдесят лет, которые предшествовали правлению «кровавой Мэри», в Англии казнено было вдвое меньше народу. Но мы-то знаем государственных душегубов и помасштабнее. Причем, совсем не королевского ранга.
Без сомнения, на руках Вячеслава Михайловича Молотова (Скрябина) (1890 - 1986), кровь куда как большего числа людей. Между тем, никаким извергом Вячеслав Михайлович не был. А был он очень высокопоставленным советским партийным чиновником. Очень прилежным чиновником, безусловно преданным и генеральной линии партии, и ее Генеральному Секретарю. Настолько преданным, что прикажи ему товарищ Сталин сготовить коктейль (ту же «Кровавую Мэри») для всех членов Политбюро — сготовил бы. Хотя трудно представить себе более уморительное зрелище, чем товарища Молотова с шейкером в руках.
Рецепт «коктейля Молотова» известен среди борцов за всемирное счастье и справедливость во всем мире. Стеклянную бутылку заполняют на две трети бензином и на одну треть маслом. Делают фитиль из лоскутков, смоченных в бензине, и вставляют его в горлышко бутылки. Бутылку с зажженным фитилем бросают в сторону вражеского объекта. Разбиваясь, она зажигает объект. Горящее пламя водой не гасится.
Конечно, не сам Вячеслав Михайлович — автор этого изобретения. Более того, не советское это изобретение, хотя у нас на памяти кадры из кино, где советские солдаты такими самодельными гранатами поджигают немецкие танки. Впервые бутылки с горючей смесью применили в 1936 году в Испании. С их помощью в бою под городом Сесенья в 30 км от Мадрида фалангисты отразили атаку республиканской танковой колонны. Бутылки с горючей смесью в качестве противотанковых гранат применили и финны во время войны с Советским Союзом зимой 1939 – 1940 годов. Эти самодельные гранаты они называли «коктейлем для Молотова». Поскольку именно Вячеслав Михайлович был в то время министром иностранных дел СССР. Среди прочих оправданий агрессии он заявлял, что советские самолеты не бомбят финские города, а сбрасывают продовольствие для голодающих рабочих. В благодарность за что и был издевательски увековечен.

По мотивам прочитанной книги

?

Log in